Apr. 29th, 2011

akoeff: (Default)
В детстве меня преследовал один сон. Точнее кошмар, из тех, что вроде не страшны сами по себе, но отчего-то просыпаешься после них с мокрой спиной и ощущением животного ужаса. Мне было лет 6-7. Вроде как нахожусь я в огромной светлой комнате с двумя рядами кроватей, кто был в пионерских лагерях, тот знает эти спальни на 40-50 человек. Между рядами кроватей широкий проход устланый линялой ковровой дорожкой. Комната совершенно конкретная, из моего детства. И солнце, вроде как предвечернее, и еловые лапы лезут в открытые зарешетченные окна. И вот я бегаю по проходу от одной стены, до другой, и не могу остановиться. И ощущения бессмысленности происходящего, бессмысленности моего бега, и невозможности прекратить все это порождало во мне липкую животную панику.
Так вот к чему это я все?! Я вчера посмотрела Миндадзе "В СУББОТУ", и никак не могла для себя понять на что же этот фильм похож, пока не вспомнила этот свой детский сон. Такие же бессмысленные, бессвязные метания героя, порождающие в конце концов животный ужас катострафической ситуации распада. Распада всего - личности, человеческих отношений, общества, станции, атома - всего. Весь фильм построен вопреки законам жанра, и вообще вопреки каким-либо законам кино. Герой, представленный, как нам видится, неким блокбастеровским спасителем города, чуть не сразу же погрязает в типично-русском состоянии страуса. Закроешь глаза и не страшно. Мы ничего не замечаем, нам это не нужно. Его подстегнутая ужасом, и вроде решительная попытка спасти себя и подругу, разбивается о сломаный каблук и ушедший поезд. И каждая следующая попытка уже не такая решительная. И уже, вроде, нормально, и это ничего, что металлический привкус во рту. Его можно залить вином. И вот уже подруга - не подруга, и вроде как жизнь-то идет - чёс. И тот же самый бесцельный бег героя, мучительная попытка выбраться из бессмысленного круга мелочной какой-то батовухи. Но бытовуха затягивает, погружая в болото забытия, и выливаясь в страшную пляску на свадьбе, рождающей ощущение пира во время чумы, пляски на костях.
В фильме всего 3 или 4 кадры станции, но она везде, она ощущается в каждой сцене, невидимая, как радиация, о ней помнишь все время. И давление ее, приводит к пониманию, что тебе показали смертников. Причем очень подробно, практически документально, чуть не под микроскопом нам показали как человек превращается в смертника, причем смертника добровольного. А смертнику можно все.
akoeff: (Default)
Где-то около года в моей голове бродит одна идея. Она то забывается, то вновь вспоминается, чаще всего, когда натыкаюсь на этнографические передачи на ТВ. Собственно, идея проста: собрать на одну мультимедийную карту все опустевшие (или умирающие) села Осетии. В январе я даже создала для этого сообщество ( не ограничиваясь Осетией, назвала его lost_russia =http://lost-russia.livejournal.com/). Но дальше создания, руки у меня не дошли. Теперь вот лето скоро, так что думаю, самое время заняться воплощением этой мысли. То есть в идеале, я представляю это себе как карту Осетии, размещенную в сети, на которой при нажатии на населенный пункт можно будет посмотреть его фото (архивные и современное состояние), прочесть историю села, фамилии, вышедшие из него, и т.д. Очень близкая к этому замыслу, и во многом с ним пересекающаяся идея создания схожей карты по умирающим памятникам культуры, возможно с обозначением остроты нависшей над ними угрозы (от ухоженных, до почти потеряных). Одна беда, что я понимаю, что все это сможет держаться только на волонтерских началах, как некоммерческий проект. Потому что единственным материальным, вещественным выходом этой работы может стать только фотоальбом "Потерянная Осетия". Но почему-то мне кажется, что это очень важно, и главное, интересно.

Profile

akoeff: (Default)
akoeff

November 2011

S M T W T F S
  123 45
6789 1011 12
13 1415 16 17 18 19
20 21 22 23 242526
27282930   

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 04:16 pm
Powered by Dreamwidth Studios